«Отпор бандитам даст всегда, в беде не бросит никогда»

*

Ежегодно 10 ноября наша страна отмечает замечательный праздник — День сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. Традиционно в преддверии этой даты вспоминают ветеранов службы, рассказывают о подвигах сотрудников правоохранительных органов. И когда в нашей редакции прозвучал вопрос – кто герой нашей будущей публикации, коллеги ответили практически хором – Юшкевич!

А ведь действительно, о милицейских подвигах Владимира Петровича наслышаны многие. Это опытный участковый, сотрудник уголовного розыска. Его ценили, боялись и уважали одновременно. Если за дело брался Юшкевич, то оно определенно завершалось успехом.

Когда мы встретились, чтобы поговорить о буднях милиционера Юшкевича, то были поражены, насколько у человека потрясающая память. 27 лет он на пенсии, но до сих пор помнит имена и фамилии задержанных, адреса их проживания и даже номера транспортных средств, на которых перемещались злоумышленники. В беседе мы ненадолго погрузились в то время, когда для преступника ценной добычей являлся хрусталь и норковые шапки, а для милиционера передвижение на тяжелом мотоцикле считалось обыденным явлением.  

— Владимир Петрович, с чего начинается ваша карьера? Мечтали ли вы о ней в детстве или выбор пришел уже в осознанном возрасте?   

— Я никогда не думал о работе в милиции, однако судьба все расставила по своим местам. С 7 на 8 мая 1974 года меня призвали в ряды Советской армии. В распределительном центре Батайска на меня обратили внимание сотрудники милиции. Я хорошо занимался спортом, крутил на турнике различные приемы. Они подошли, спросили имя и фамилию и предложили пройти с ними.

Прошли мы немного, они мне и говорят: «Постой тут, мы сейчас приедем». Стою, жду. За спиной рюкзак с жареной курочкой. Тут ко мне подходят двое и начинают хватать за рюкзак, а я не растерялся и «глушанул» обоих.

Подъехала милиция стали разбираться что и как. Когда выяснилось, что я не спортсмен, а будущий военнослужащий, мне сказали, что я буду служить в «смешных» войсках. Так меня перевезли в войсковую часть 5431 Ростова – специальную моторизованную часть милиции. С этого дня и начинается мой путь.

Сперва была учебная часть. Меня отправили в школу автосержантов в Тбилиси. Там я провел полгода, служил, принимал участие в различных соревнованиях, одерживая победы, устанавливал рекорды. Меня даже хотели оставить в Северо-Кавказском округе, но я хотел вернуться на донскую землю.

Потом меня перевели в Ростов, где я стал сперва командиром отделения, потом замкомвзвода. В наши задачи входила служба на территории всего Ростова. Где была сложная оперативная обстановка, туда нас и направляли.

Спустя два года, 8 мая, я, после службы в армии, должен был вернуться домой. Меня долго уговаривали остаться, предлагали жилье и другие блага, но я был непреклонен. Тогда мне сказали, если я выступлю на соревнованиях за ростовскую команду, то меня отпустят. Когда я вернулся в часть с грамотой, у руководства не было иного выхода, как меня отпустить.

Когда я вернулся в донецкий военкомат для того, чтобы стать на воинский учет, меня сразу направили в Отдел МВД, завели к Павлу Васильевичу Наумову. Тот предложил мне службу в милиции. Собственно говоря, он буквально настоял на том, чтобы я связал свою судьбу с органами внутренних дел.

Три года я отработал помощником дежурного, после чего меня вызвал Наумов и предложил работу участковым в поселке ЦОФ. Так, с 1979 года я приступил к новым обязанностям.

В то время территория ЦОФа и ближайшие районы были бандитскими участками. Туда регулярно приезжали «гости» из соседнего Изварино, на лошадях, с обрезами, цепями. Если бы не моя хорошая физическая сила и не спортивные данные, то неизвестно, как сложилась бы моя судьба. Бывали действительно тяжелые дни. 

Первое, с чего я начал, это сформировал бригаду дружинников (ДНД), в которую вошли Москвитин, Щербаков, Колесников, А Семенчук А.Д. (директор ЦОФ «Донецкая»), Рогожкин В.Я., (директор ш. «Изваринская»), Бурлаев Б.И. (директор автоколонны № 2071),  Лысенко А.Ф. (директор ПАТП) — сами лично приходили в общественный пункт охраны порядка, дежурили по графику и патрулировали по посёлку вместе со своими рабочими.

В нашем опорном пункте правопорядка находился кабинет участкового, детской комнаты милиции, комната депутата и комната ДНД. Тогда не было выходных, работали постоянно, а прием граждан – это вообще дело святое.

Начались мои трудовые будни. Раскрывал я и кражи, и грабежи, и разбои, и убийства. Дослужился до капитана.

Очень часто, в связи со сложной оперативной обстановкой меня отправляли в Уголовный розыск. Со мной работали Костюк, Иванской, Пилипчук, Казаков.

Бывший общественный пункт охраны порядка.

Помню, участились в городе квартирные кражи, долго не могли найти злоумышленников. За короткий период времени было совершено 39 краж! Я провел аналитическую работу – в какие дни и часы были совершены преступления. Выяснилось, что в основном они совершаются в выходные дни. Преступники заранее выбирали потенциальную жертву – клеили ниточки на двери, наблюдали за количеством корреспонденции в почтовых ящиках, заклеивали окурками дверные глазки. На преступление они шли со своими ключами. Как выяснится позже у них были сотни отмычек.

С этими преступниками я впервые столкнулся в собственном подъезде, но тогда я даже не подозревал, что это те самые грабители. Около часа ночи я возвращался домой. Увидев меня в милицейской форме, они прикинулись горняками с шахты «Донецкая», пожаловались на боли в животе, попросили лекарства. После этого случая больше года краж не было, они затаились.

Потом был случай, когда поздним вечером мы задержали пьяного и повезли его домой. И вот еду я на своем мотоцикле мимо 16-го квартала и вижу, как около дома № 2 стоят подозрительные мужчины. Один на углу, второй чуть дальше. От света фар было видно, что мужчина под курткой что-то прячет. Я подъезжаю к нему и спрашиваю: «Вы в этом доме живете?». Отвечает, что да. «А посмотрите, знаете этого пьяного мужчину? А то он бубнит что-то непонятное, вроде говорит, что в этом». Сам глушу мотоцикл и потихоньку подхожу к нему. Тот не успевает отреагировать, как я скрутил ему руки. Меня ведь не проведешь, я всех кошек и собак знал в том районе, и этот мужчина явно врал.

Одного мы задержали сразу, доставили в опорный пункт, второму удалось убежать. Когда я отправился на его поиски, то удалось найти. Я на ходу выключил мотоцикл и спрыгнул на него. Позже в его карманах мы нашли 104 ключа от квартир… Оказалось, что эти воры – гастролеры из Суходольска.

На следующий день мы поехали в Суходольск за другими подельниками. Видим, стоит мотоцикл с никелированными дисками. А я помню, что у моего коллеги на участке была кража из гаража, где похитили такие диски. Стоим, рассматриваем мотоцикл и к нам обращается женщина, мол чего вам надо от нашего транспорта. Мы стали расспрашивать откуда такая красота появилась, она, после непродолжительной беседы и назвала свой домашний адрес.

Выехали мы по этим данным, но двери нам никто не открыл, пришлось через балкон лезть к окну. Как оказалось, внутри находился ее муж. Квартира была наполнена сюрпризами – в буханке хлеба было спрятано золото, украденное из поселка Западный. Заметая следы, мужчина пытался норковый воротник смыть в унитаз… Там же изъяли 4 гранаты – две учебные, две боевые.

Мы его безусловно задержали. Когда начали общаться с суходольскими милиционерами, то выяснилось, что эти грабители (банда из четырех человек), промышляют уже не первый год. За ними числились кражи в Суходольске, Краснодоне, Луганской области, в Лихой и даже на побережье Черного моря.

Грабителей потом осудили. Всем четверым дали от 5 до 7 лет тюрьмы.

Это, пожалуй, было одно из самых крупных раскрытых преступлений. Потом была еще много криминальных случаев. И даже убийства.

Например, в столовой № 18, расположенной по улице Горького (напротив военкомата) убили сторожа. У трупа имелась рубленная рана на голове. Следов преступления практически никаких не было. Никто не мог вычислить убийцу. Обратились к Юшкевичу.

Я первым делом пообщался с учащимися вечерней школы (она раньше находилась на месте Прам-тайма). Выяснилось, что в тот роковой вечер на автобусной остановке они видели подозрительного мужичка с бутылками в мешке. Они его описали, мы составили фоторобот и вскоре нашли. Как оказалось, мужчина не местный, был проездом в город Счастье. Руководство долго пытало, в чем секрет моей розыскной деятельности, я отшучивался, мол на картах гадаю.

Помню сидим в засаде, ловим воров мотоцикла. «Яву» спрятали в кустах и по идее, через какое-то время за ней должны были вернуться похитители. День сидим, два. Наконец ранним утром видим, как кто-то пришел, растаскивает ветки, пытается вытянуть транспорт. Мы выскочили, сделали предупредительный выстрел в воздух, надели наручники, приковали к мотоциклу и заставили катить украденную «Яву» к опорному пункту.

Еще одна засада была вблизи гаражей. В то время по всему городу из них участились кражи. События развивались по такому же сценарию — ночь, тихонько сидим, видим, кто-то приехал. Злоумышленники подошли к одному из гаражей и выламывают двери. Мы тихонько спрятали мотоцикл и за ними. Когда удалось незаметно подойти мы резко включили яркий свет «коногонки» (шахтерский фонарь). Те растерялись, замешкались, именно это и помогло нам легко их задержать.

Помню были массовые кражи книг из городских библиотек. Мы уже и решетки ставили и ловушки с краской оставляли, все безрезультатно – не можем поймать. В то же время произошел случай, когда на ЦОФе обворовали гараж – влезли через крышу, украли запчасти, колеса и так далее. Среди перечисленного был небольшой перочинный ножик. Пытаясь найти гаражного грабителя, я устраиваю поквартирный и подомовой обход. Когда я пришел на улицу Лихачева, то обратил внимание, что около двора стоит открытая машина. Я слегка открываю бардачок и вижу там тот самый похищенный нож. Захожу во двор, выясняется, что люди здесь просто снимают жилье. Хозяина нет, дома лишь супруга. Спрашиваю, где муж? Говорит, скоро приедет.

Хожу по дому и вижу столько много книг стоит по полкам. Супруга, заметив мой интерес, поясняет, что муж очень любит читать. Отвечаю: «Я тоже. Можно посмотреть?» Беру в руки книги и в каждой вижу библиотечные печати.  

Вывозили мы похищенные книга на УАЗах и легковых авто несколькими ходками – такое огромное количество литературы успел похитить «книголюб», которого мы безусловно задержали.

Был еще один заядлый преступник, который несколько лет держал в страхе весь город. Воровал знатно, причем как из квартир и частных домов, так и из школ и медицинских кабинетов. Специализировался он на вскрытии сейфов. Работал профессионально, но как ни старался, все-таки попал в наше поле зрения. Помню, дали ему 7 лет за кражи.

За годы службы чего только не было. Помню случай, как женщина возвращалась с работы. На нее напал мужчина, приставил нож к горлу, украл золотые серьги. Пришлось снова делать подомовой обход. Нашел я женщину, которая помогла раскрыть это преступление. Выяснилось, что был похожий случай, когда грабитель по пути из города выбрал себе жертву. Дама была вся в золоте – серьги, кольца, цепочка. Но ослепивший фарами транспорт запутал злоумышленника, в результате он напал не на ту «золотую женщину», которую приметил ранее, а на другую, которая из драгоценностей имела лишь скромное кольцо. Испугавшись вооруженного грабителя, она сказала, что с собой денег нет, но дома она может дать ему неплохую сумму.

Этот вор пошел со своей жертвой, дома перед ее родителями представился женихом, остался на ужин. Женщина очень просила, чтобы ее не вмешивали в это дело, она очень боялась преступника. Но я ее успокоил и попросил рассказать приметы злоумышленника. По ее словам, тело вора было исписано татуировками. Она обратила внимание на наколки на руках и приметный шрам.

Начались поиски подозреваемого. Пришел я к одному жителю, который недавно освободился из мест лишения свободы. Проверил паспортную книгу, документы. Он говорит, что нужно на учет стать, отметку сделать. Я предлагаю свою помощь, мол и отвезу в милицию, помогу с документами и работу найду. Привожу в отдел, завожу в кабинет и говорю: «Шутки в сторону, давай, рассказывай, как грабил женщин». Он начал возмущаться: «Ничего не докажите!», а я напомнил ему про «невесту», которая недавно познакомила его со своими родителями. Он аж вспотел. Пришлось чистосердечное признание писать, однако несмотря на это суд, признав его особо опасным рецидивистом, назначил ему лишение свободы, сроком на 12 лет. Потом в газете писали про это преступление, статья называлась «Ювелирная работа».

Фото из личного архива Юшкевича

Был случай, когда в меня стреляли из ружья. Однажды в милиции раздался телефонный звонок. Звонивший сообщил, что на заправке человека ранили в ногу. Приезжаем, а там неоднократно судимый гражданин истекает кровью. Спрашиваем, кто и за что? Говорит неизвестный деньги требовал. Выяснилось, что мужчина устроился работать на шахту и в этот день должен был получить зарплату и аванс.

Пострадавшего на скорой отправили в больницу, а сам я сел на такси (попросил знакомого, случай то вопиющий) и поехал на поиски преступника. Подъезжаем на остановку ЦОФ, а там блатные стоят, заварушка у них какая-то с изваринскими товарищами. Я выскочил, те в рассыпную, а один остался и резко достал нож. Я его выбил ногой, скрутил, передал другому милиционеру и пошел за другими, которые убежали.

Темно, я иду в длинной шинели, неудобно, снял ее. Голову поднимаю и вижу, как один из злоумышленников наставил на меня обрез. Я делаю длинный кувырок в одну, потом другую сторону, наконец выбиваю этот обрез. Но к тому времени он, целясь в меня, успел нажать на курок. Примечательно, что в этот раз обрез дал осечку! Эксперты потом недоумевали, как это произошло, потому что, когда проводили следственный эксперимент этот обрез без осечек стрелял четыре раза!

Оказавшись безоружным парень достал нож, но и его я выбил и рук, потом также, как и первого злоумышленника скрутил, собрал их в кучу и побрел вместе с ними обратно к остановке. Там, дождавшись автобуса я отвез из в Отдел. Их потом тоже осудили на 7 лет за то, что подстрелили мужчину и покушались на мою жизнь.

— Сколько лет вы посвятили службе в милиции?

— В общей сложности 22 года. О своей служебной деятельности я написал 44 рассказа, пишу стихи. Не поверите, но до сих пор храню свои рабочие тетради, где ежедневно расписан план: что сделать, с кем встретиться, что уже сделано. Просто на память.

До сих пор многие сотрудники полиции ко мне обращаются за помощью. Я же по-прежнему знаю многих жителей города. Кто где и как живет, кто склонен к криминалу, а кто нет.

Примечательно, что Владимир Петрович не единственный в семье милиционер – полицейский. Юшкевич – это целая династия правоохранителей. Старший сын Александр Владимирович с детства мечтал быть милиционером и даже больше – стать начальником ГАИ. Его мечта сбылась, он возглавил отделение в городе Гуково. Сейчас он на пенсии, воспитывает четверых детей. Средний сын — шахтер, а последний сын Сергей Владимирович тоже пошел по стопам отца, получил высшее образование и в настоящий момент работает в ГИБДД Донецка. Невестка и сваха тоже работают в ОМВД Донецка.

Сейчас у Владимира Петровича восемь внуков. Один из них уже работает в ППС Донецка. Кто еще из них пойдет по стопам династии Юшкевич — пока неизвестно. 

— Что бы вы сказали или пожелали современным сотрудникам полиции?

— Современная полиция сейчас не совсем в почете. Отчасти это вязано с ее переименованием и реформами. В Отделах наблюдается большой некомплект личного состава и нехватка кадров. Жалко ребят, которые сейчас работают с колоссальными нагрузками. Это действительно очень тяжело.

А пожелать безусловно хочу терпения, здоровья, долголетия и благополучия. Но самое главное, чтобы в семье был порядок. Если у сотрудника будет надежный тыл, то и добросовестная служба будет ему в радость.

18
0